«Вы и ваше тело не виноваты, что мать, отец, дедушка или бабушка так сбрасывали свою агрессию, даже если они называли это «забота».

Вы и ваше тело не виноваты, что первая-вторая-третья любовь свою неуверенность в себе и в отношениях переносил на ваше тело.

Вы и ваше тело не виноваты, что многомиллиардная индустрия красоты нашла золотую жилу в женской неуверенности в себе» — говорит создательница Telegram-канала Body Neutral Zone.



«У меня расстройство пищевого поведения. Мне страшно». Девушки делятся историями непростых взаимоотношений с телом«Вы и ваше тело не виноваты, что многомиллиардная индустрия красоты нашла золотую жилу в женской неуверенности в себе»

Мы выбрали несколько историй подписчиков канала — о себе, своих отношениях с телом, едой и собственными родителями. Особенно полезным этот текст будет как раз для последних: большинство героинь имели проблемы с адекватным восприятием себя именно из-за мамы с папой.

  • «У меня РПП (Расстройство пищевого поведения). Мне страшно.

    Помню, как в старших классах мама помогала мне похудеть к выпускному: разрешила пить волшебные таблетки, от которых есть не хотелось совсем и странно билось сердце. Тогда я весила 60/65 кг, сбросить мне было нужно, пожалуй, килограммов 5. Таблетки помогли.

    Потом я поправилась на 15 кг. Начались упреки: «Ты не можешь контролировать себя? Ты что, не видишь себя в зеркале?» или «Ты что, хочешь остаться одна?»

Я вяло старалась, но набрала ещё 5 кило. Мне было 22 года, мой вес — это 83 кг при росте 170 см. Визиты к бабушке сопровождались шёпотом на кухне, пока я не слышу, «мама, не накладывай ей картошку, ты что, не видишь, что ей нельзя?» Иногда это было даже при мне. Как-то мама прямо при моей подруге предложила мне закодироваться, чтобы меньше есть.

В 24 года я «подсела на правильное питание». Довольно результативно в плане сброса веса, но не успешно в плане изменения сознания. Постоянно думала о еде, просто теперь мысли были заняты подсчетом калорий и соотношения БЖУ. Минус 18 кг — и я начала вспоминать, что такое чувствовать себя привлекательной. Потом стрессовое событие, депрессия длиной в 2 года. И «привет» новая я с весом 90 кг.

Я не люблю себя. Я вскользь смотрю на себя в зеркало, даже не замечу, если на моей одежде пятно или дырка. Я не чувствую, что я принадлежу к «женщинам», мне кажется, я превратилась в бесполое существо. Мне плохо в этом весе: я вся потею, я плохо пахну, сколько бы ни мылась, у меня одышка после 10 минут ходьбы, я неуклюжа. И я не понимаю, как прекратить есть столько сладкого, как прекратить есть от волнения, от грусти, от стресса.



«У меня расстройство пищевого поведения. Мне страшно». Девушки делятся историями непростых взаимоотношений с телом
«Я не люблю себя и вскользь смотрю на себя в зеркало»

Сейчас я вижу, как похожи мои и мамины отношения с едой. Вся ее жизнь — это качели +15/20 кг и -15/20 кг. Мне очень страшно, что я повторяю ее путь».

  • «Решила тоже поделиться своей историей. Я сейчас прохожу терапию, и одним из вопросов стоит принятие себя, мои отношения с телом и едой. Я полная, и всю жизнь живу с установкой: «я толстая, это плохо, однажды, когда я похудею, я стану счастливой. Быть полной плохо, меня никто не полюбит».

    На терапии мы пытаемся прорваться сквозь мои воспоминания из детства, и приходим к тому, что намеки на то, что я какая-то не такая во мне заложили с младенчества. Первое воспоминание о теле: я сижу на горшке, трогаю свой живот и думаю о том, какой он жирный и вот было бы здорово, чтобы его не было.

    У меня есть младший брат, мы погодки, сейчас я понимаю, что я была насквозь окружена от всех взрослых комментариями: Алёша щупленький, а ты упитанная, крупная, с аппетитом проблем нет. Мама любила говорить про своё тело плохо, хотя была всегда худой. Мне кажется, от этих комментариев от мамы мне тоже становилось ещё сложнее принять себя. Сложно поверить, что у тебя красивые ноги, когда они у тебя в 10 лет примерно, как у мамы в 30, а она, по ее заверению, толстая и некрасивая.

    Помню, как я проходила медосмотр перед первый классом. Весила я тогда 37 килограммов, была всегда в детстве высокого роста, рёбра торчали, но никогда не была маленькой, по каким-то науке неизвестным стандартам 37 считалось перебором. И вот врач говорит при мне моей маме, маме шестилетнего ребёнка, что у меня лишний вес, что это нужно исправлять, что при норме до 35 у ребёнка аж 37.

    Наверное, не надо рассказывать, что после воспитания в такой среде, я прошла через все диеты, первая из которых была в 13 лет. Было и 21-дневное голодание, я худела на 20-30 килограммов, выслушивала кучу комплиментов, от которых мне становилось только хуже, и набирала обратно столько же или больше. Комплименты закончились, хоть на этом спасибо.

    Сейчас мне 32, я полная, а может нет, а может да, я не знаю. Знаю лишь, что я больше не позволю никому никаких комментариев про свое тело, знаю, что буду выстраивать отношения с едой и телом только тет-а-тет, и что больше не буду тратить всю свою энергию на вопросы: а что ж мне можно съесть, а что нет, и кому я после этого понравлюсь».



«У меня расстройство пищевого поведения. Мне страшно». Девушки делятся историями непростых взаимоотношений с телом«Я больше не буду тратить всю свою энергию на вопросы: а что ж мне можно съесть, а что нет, и кому я после этого понравлюсь»

  • «Моя дорога на пути «похудения» началась после того, как каждый обед мой папа говорил мне, что я пополнею, если буду есть печенье и сладости. При этом он сам, не жуя, закидывал их себе в рот. Сейчас-то я понимаю, что все, что он говорил мне — он говорил себе. А я начала худеть. Раз в неделю сутки голодала, или еще что придумывала. А в моменты, когда я была расстроена или уставала, покупала после учебы пакет или два любимых печенюшек и с наслаждением все это уминала со стаканом чая и хорошим фильмом в своей комнате. И так продолжалось очень долго.

    Потом была долгая дорога по принятию себя, по общению с собой, по пониманию себя и своих чувств. И я ок. К счастью, мой организм оказался мудрее меня, но сейчас, когда в адрес своей дочери я слышу какие-то махровые убеждения про ее тело, прерываю это очень жестко. И объясняю свою позицию. Я полжизни, по сути, потратила на такую ерунду. И не хочу поощрять это поведение среди своих близких в дальнейшем, я взрослая женщина, я умею и могу выбирать и хочу этому научить свою дочь».

«У меня расстройство пищевого поведения. Мне страшно». Девушки делятся историями непростых взаимоотношений с телом
«Потом была долгая дорога по принятию себя, по общению с собой, по пониманию себя и своих чувств»

  • «Когда я была маленькой бабушка часто ходила со мной по магазинам, покупала что-то из одежды. Постоянно процесс сопровождался комментариями «это не для тебя, это для худеньких девочек» или, обращаясь к продавцу, «Маша у нас крупная».

Я реально в 10 лет считала себе крупной, считала что какая-то одежда мне не подходит, я же НЕ ХУДАЯ. Причем объективно я не была каких-то крупных размеров. И это продолжается по сей день, а мне уже 23. Любой мой визит к ней — это шанс наткнуться на комментарии «тебе эта куртка не мала?», «такие джинсы не на таких фигуристых девушек», «тебе бы юбку подлиннее». И самое обидное — да, меня не назвать худой, но и полной я не являюсь, обычное, среднее телосложение, почему я должна ограничивать себя в одежде?

Но вот что интересно: ее дочь, моя тетя, будучи старше меня на 8 лет, всегда была и есть очень стройная. И в ее адрес со стороны бабушки летят замечания а-ля «худая как подросток». У нас с тетей разница в весе килограммов 5-7. Так какой, черт возьми, надо обладать фигурой, чтоб эта женщина была довольна?

Понятно, что никакой. Что это просто характер человека, который постоянно хочет кому-то сделать замечание. Но все равно так неприятно это слушать. А на прямые слова «не говори так, не комментируй мой внешний вид» реакции никакой.

Я поклялась себе, что если у меня будут дети, будут они весить 40 или 100 кг, я слова не скажу. «Добрые» люди найдутся и без меня».







Поделись!
Читай нас!








×