Забесовление общества: что делать. Елена Семёнова

Трагедия в Казани в очередной раз всколыхнула общественную дискуссию на тему, кто виноват и что делать. Власти, как водится, отреагировали просто: надо, мол, ужесточить правила, разрешающие владеть оружием. А также усилить охрану образовательных учреждений. Но в оружии ли дело? И в охране ли?
До революции в России была свободная купля-продажа оружия, но по этому случаю (выношу за скобки политический террор) никто не занимался массовым отстрелом себе подобных. Отстрелом не для какой-то идеи или из мести, а… для забавы, из «озорства». Хотя у пророка нашего Достоевского в Ипполитовой исповеди уже есть мысль далеко идущая: мол я, смертельно больной – и что мне все кары земные? Пойду убью сколько угодно человек – и что? Хоть бы и к смертной казни присудили – все едино жить осталось считанные недели. Можно будет лишь рассмеяться в лицо правосудию! А если Бога нет, - доводит до логического конца мысль другой персонаж другого произведения, - то всё дозволено… Достоевский, открыватель инфернальных глубин, диагност бесовства, очень многое может рассказать нам и сегодня про то, откуда берутся бесы. И о том, что «не так страшно сами преступления, как наша привычка к ним»… Это из «Бесов». Наша привычка… Она ведь не только наша. Это привычка и наших детей, которые с колыбели привыкают к насилию, преступлениям, жестокости, растлению – всё это изливается на них денно и нощно с экранов мониторов и телевизоров…

Но пойдём дальше. В советские времена свободное ношение оружие было запрещено. Но образовательные учреждения (да и большинство иных) охраны не ведали. Вся охрана была – бабушка-вахтёрша или дедушка-вахтёр. И тоже как-то ничего, никому не приходило в голову устроить бойню. Хотя жизнь не сказать чтобы лёгкая была. Государственный атеизм знаете ли, репрессии, культивация террора и доносительства, полстраны через лагеря прошли, ужасы войны, голод… Одним словом, много такого, что гипотетически могло бы изрядно травмировать чью-нибудь слабую психику. А уж оружие-то для реализации кровавых замыслов всегда найти можно, было бы желание… Не сыщется обреза для особой «крути», так ведь и нож, и топор, и лопата сгодятся. Но, вот, поди ж ты! Мирно жили и представить себе не могли подобного кошмара.
Так, стало быть, дело не в охране и оружии? А в чём же тогда? Разруха, как известно, начинается не в клозетах, а в головах. Что было в голове у казанского стрелка? Он писал, что он «бог», что у него никого нет в этом мире (при том, что жил он в семье)… Он ненавидел этот мир и эту жизнь. «Крыша поехала», - это понятно. Но… Тысячи молодых ребят, сверстников этого душегуба, ежегодно умирают от наркотиков. Употребляют сами, подсаживают (де-факто убивают) друзей для заработка на дозу. Сжигают как в топке едва начатые жизни – ради мгновений кайфа. Нисколько не печалясь о родных, не думая о будущем. Им нет дела ни до чего и ни до кого. Они существуют с теми же ощущениями и установками. У них никого нет (потому что им на всех плевать). Жизнь – дерьмо. Единственное, что имеет значение – это удовлетворение собственных потребностей, собственный «кайф». Это становится единственной целью, для которой хороши все средства, никого и ничего не жаль. Эти несчастные тоже чувствуют себя маленькими «божками», которым все и все должны служить. Что такое маленькие «божки»? Бесы…
Ещё тысячи недорослей являются подписчиками виртуальных клубов самоубийц и сводят счёты с жизнью. Почему? Что движет всеми ими? У них были родители, дом, достаток. Никто из них не голодал. Напротив, большинство жили в комфорте, успешно потребительствуя за родительский счёт. Они могли учиться, отдыхать, куда-то ездить, развлекаться – все пути в пределах среднестатистического вектора были им открыты. Ни малейшего повода для драмы. Так в чём же дело? Чего не хватило?
А не хватило «мелочи». Не хватило души. Душу забыли. Обложили подушками тело, кормили, развлекали, к «чёрным квадратам» усаживали… А про душу – забыли. Не заложили в эту душу ни любви, ни тепла, ни света. И мечты не заложили. Не о том, как «хапнуть бабла ничего не делая», «оторваться» или стать «популярным блогером». А о… небе. О чём-то действительно прекрасном и высоком, что животворит душу, что даёт стимул, что ведёт и увлекает. О том, если угодно, как «бороться и искать, найти и не сдаваться».
Раньше люди жили семьями… Люди собирались за праздничными столами, даже если те были совсем скудно накрытыми… Люди пели песни… Много песен. И эта музыка жила и звучала в душах. Скажете, причём здесь музыка? А при том. При том, что когда душа поёт – она жива… А душа, заполненная «моргенштернами», «элджеями», «манижами», прочей «попсой» или иной мерзостью, петь не может. Она искорёжена, изувечена, отравлена.
А телевидение? О какой нравственности, снижении уровня агрессии и т.д. можно говорить, когда льются на нас потоки крови с экранов? Когда маньяки становятся героями не только специальных программ и новостей, но и целых ток-шоу, сериалов. Когда вы, руководящие и направляющие, распахиваете окна Овертона, вводя в нашу жизнь маньяков, извращенцев, убийц, прочих вырожденцев в качестве «интересных персон», судьба которых заслуживает внимания и обсуждения, то на что вы рассчитываете? На то, что не найдётся среди слабых психикой зрителей желающих и могущих повторить? Непременно найдутся. И находятся. Подобные темы и персонажи должны быть табуированы для эфира. Одна специальная рубрика с краткими сообщениями без деталей и картинки – всё! Никаких «трупов, оживляющих кадр», никаких интервью с потрошителями.

Понимаете ли вы, что для иных «поехавших» преступление становится способом заявить о себе миру, стать «звездой»?
Вот, и нынешний стрелок явно «звездой» себя чувствует. Его по телевизору показывают. Его цитируют. Ура! Слава нашла «героя»! А обратили ли вы внимание, как сие существо шло «на дело»? Весело! Помахивая ружьём и приветствуя прохожих! Он шёл за своей «славой». Он уже видел себя со стороны – этаким «киборгом», «мочащим» «биомусор». Кстати, очень в духе компьютерных игр. Львиная их доля сводится именно к этому: виртуальный «герой» идёт и «мочит» всех встающих на его пути. Бах! Бах! Гора трупов, залитый кровью монитор… Поздравляем! Вы выиграли! Недаром отмечают знатоки, что действия и казанского, и керченского стрелков очень напоминали сценарий компьютерной игры. Всё верно, для некоторых «геймеров» в какой-то момент грань между реальностью и игрой начинает стираться…
Теперь много говорят о градусе агрессии. Верно говорят. Отступим вновь от конкретной трагедии. Помните ли вы, сколько за последние годы было случаев, когда подростки стаей жестоко избивали своих сверстников (например, инвалидов) и ещё снимали это на камеру и выкладывали в соцсети? Помните девочку-инвалида, которую изувечили одноклассницы? «Как такое возможно!» - слышались тогда возгласы. Возможно, более чем возможно. Дело в том, что нынешнее общепринятое «сюсюкательное» отношение к детям, которые априори «невинны», а потому их даже наказывать нельзя, не имеет ничего общего с реальностью. Дети могут быть народом очень жестоким, куда более жестоким, чем взрослые. Помните ли, что писали о т.н. «малолетках» лагерники? Что писал о них в «Архипелаге» Солженицын? Что писала Керсновская? А писали они, что «малолетки» - самая жестокая категория «зэков». Почему? А всё потому же – душ нет. Души в этих ещё полудетских телах мертвы. И не ведают они ни любви, ни жалости. А плюс к этому нет у них ещё и разума взрослого, который подчас способен удержать в чём-то из соображений логических, практических, но есть ещё детское «любопытство» и «озорство». И самое чудовищное, гнусное преступление «малолетки» могут совершить именно из «любопытства».
Травля слабейших стаями, «дедовщина», в которой так часто обвиняли и обвиняют армию, это на самом деле вполне обыденная часть «детского мира». Наиболее развито желание причинять боль другим бывает свойственно тем, кто сам не знал ни боли, ни лишений. «Благополучным» детям. Тем детям, которые взращиваются в сознании, что всё к их услугам, всё принадлежит им, все им должны, что они «маленькие боги», что у них есть только права и никаких обязанностей… А не это ли основа воспитания современных детей? Мы запрещаем учителю призвать ученика к порядку путём выдворения его из класса и иных санкций. «Они же дети!» Нельзя применять к ребёнку силу! Даже голос нельзя повысить! Это может травмировать хрупкую детскую душу! И сидит бесправный учитель, терпя зачастую открытое глумление «маленьких богов», которые упиваются вседозволенностью. Теперь ведь и учиться не надо! Ибо есть план, и согласно нему все должны получить определённые баллы, перейти в следующий класс, получить аттестаты… И неважно, что ты в слове из трёх букв делаешь четыре ошибки, ты всё равно получишь этот аттестат. Потому что план! У нас не может быть второгодников и исключённых и школы!
А родители? Теперь добираются и до них. Органы опеки не дремлют и заботятся о том, чтобы «маленькие боги» не потерпели какой-нибудь обиды от непродвинутых «предков». Разве же можно их наказывать? «Они же дети!»
Лев Толстой, исследуя психические заболевания, сделал вывод, что первая ступень к психическому расстройству – это эгоизм. При всей неоднозначности личности и воззрений Льва Николаевича, в этом он был, пожалуй, прав. И если мы с младенчества воспитываем детей жестокими, самовлюблёнными эгоцентриками-потребителями, то нет ничего удивительного в том, что жестокость и агрессия в нашем обществе будет только нарастать.
Кто-то может заметить, что казанский стрелок уже вышел из детского возраста. Как-никак 19 лет, вполне взрослый человек. Но проблема в том, что современные молодые люди, получая паспорта в 14 лет и начиная «взрослую» жизнь в виде беспорядочных половых отношений приблизительно тогда же, ментально очень долго остаются в состоянии инфантильности. Чему, надо сказать, нередко в немалой степени способствует избыточная «внешняя» забота родителей, готовых всячески опекать любимых чад до самой пенсии этих самых чад… Реальная, а не по паспорту взрослость, начинается с ответственности. За себя, за своих близких. А пока человек живёт для собственного «кайфа», сидя на чужой шее, поплёвывая на всё и на всех – это не взрослый человек, а… переросток. К сожалению, всё более распространяющийся ныне вид двуногих.
Само собой, когда речь идёт о таком преступлении, как казанский расстрел, говорить нечто вроде «среда заела» совершенно неуместно. Среда заедает много кого, но не все же становятся террористами. И за преступление должен отвечать в первую очередь преступник. Причём отвечать по высшей мере. Однако, списывать со счёта среду нельзя также. Ибо она питала преступника и вполне способна напитать новых. Очевидно, что у казанского стрелка «поехала крыша». Но всякое психическое расстройство может дремать в среде благоприятной и обостряться в агрессивной. В какой среде живём мы все? В комментариях этих дней часто звучало слово «сатанизм». Так и есть. Сатанизация мира.

И накал её таков, что опаляет и вполне здоровые, крепкие души. А что говорить о тех, которые уже имеют некое повреждение? Тут уж только подтолкни…
Психиатры, правда, утверждают, что казанский стрелок здоров. Я не разбираюсь в психиатрии. Но на мой обывательский взгляд, существо, совершающее террористический акт, по определению никак не может быть душевно здраво. Душевно здоровый человек не будет убивать себе подобных для своего удовольствия. Кстати, писать тексты на тему «я – бог» и призывы к убийствам нормальный человек тоже не станет.
И тут, отойдя от общего, коснёмся всё же конкретики. В нашей стране получить разрешение на ношение оружия дело непростое. Каким же образом 18-летний недоносок с подобными откровениями в соцсетях, имевший к тому регулярные стычки с соседями, за которые принужден был извиняться его отец, такое разрешение получил? Ах, да, он же и теперь «нормальный» по мнению специалистов…
И ещё один момент. Не далее как неделю назад наш автор Максим Герасимов недоумевал, неужто в стране нашей всё настолько благополучно, что не стало у ФСБ, СК и ОМОНа иных дел, как только возбуждаться, врываться в квартиру и задерживать по обвинению в «планировании реабилитации нацизма» двух лоботрясов (в том числе несовершеннолетнего), всё «преступление» которых заключалось в том, что они запостили фото генерала Власова на ресурсе «Бессмертного полка». К сожалению, видимо, более важных дел у «органов» и впрямь не нашлось. Ибо призывы к убийствам казанского студента остались вне их внимания. В самом деле, подумаешь! Он же не нацизм реабилитировать «планировал»! Так, шутковал мальчик. «Оно же дети». Вот, кабы он свои призывы фоткой Гитлера сопроводил… Ну или там про действующую власть что-нибудь отмочил. Тогда бы другое дело! Тогда бы дружелюбные ОМОНовцы сразу познакомили лицо самозваного «бога» с паркетом, и начались бы для него этапы большого пути… И 11 жизней были бы сохранены… А без Гитлера и нацизма – никак. Не возбуждаются наши «органы». Посему, пока «органы» боролись с «нацизмом», выродок без всяких помех пошёл реализовывать свои вполне открыто озвучиваемые мечты. И реализовал, убив в родной школе 9 детей и двух взрослых.
Кстати, о нацизме. Реальном и, разумеется, не русском. В комментариях по поводу трагедии отметились нацисты татарские, которых в нашей толерантной многонационалии любовно лелеют, как и всех реальных сепаратистов и вообще деструктивные силы. «Если он хотел избавить мир от биомусора, то логичней было бы устроить стрельбу не в татарской школе, а в какой-нибудь руснявой, во дебил», - пишет некий Рамиль Самуров. «Рано или поздно Казань вспыхнет, как когда-то вспыхнул Нальчик в 2005 году с радикалами. Хватит свою русскую политику навязывать всем! В Чечне вы доигрались, и тут доиграитесь!» - угрожает babaev_emin. Интересно, привлекут ли подобные высказывания внимание ФСБ и СК?..
Между прочим, отдельные комментаторы, сокрушаясь о советских временах, не нашли ничего умнее, как в очередной раз вспомнить в качестве примера для подражания Феликса Дзержинского. Отличный пример, ничего не скажешь! Мальчик, с детских лет мечтавший резать москалей и, став взрослым, реализовавший эту мечту в масштабе целой страны. Чем он по сути отличается от казанского стрелка? Масштабом террора. Повторю то, о чём говорила неоднократно. Людям, детям нужны примеры, культивирующие и прививающие такие понятия, как честь, любовь, доброта, красота, вера, мужество. В этом – исцеление нашего общества, врачевание душ уже искалеченных и защита от увечий тем, что ещё не успели получить их. «Ненавижу» - ключевое слово казанского стрелка. Он ненавидел этот мир, людей, жизнь, всех и всё. Террористы дореволюционной поры, чьими именами «украшены» наши улицы, тоже отрекались от своих родителей, ненавидели весь мир и желали разрушить его – не жалея и собственной жизни. Нельзя создать здоровой атмосферы в обществе, заполняя её сплошь бесами – террористами прошлого и настоящего, маньяками, преступниками, извращенцами. Сейчас говорится о том, что школы должны стать режимными объектами и т.д. А что это значит в психологическом смысле? Ребёнок, растущий в «режимном объекте», в атмосфере постоянной угрозы, постоянного запугивания (не ходи туда, там могут быть бандиты, не отвечай дяде, он может быть маньяком, и т.д.) – будет ли вполне здоров психически? Ведь такая атмосфера ощущения угрозы со всех сторон, нагнетания страха – это уже путь к формированию больного, затравленного, запуганного поколения. Да, необходимы меры безопасности, никуда не денешься. Но меры эти должны направляться в первую очередь против преступников и потенциальных преступников, а не потенциальных жертв. У нас же за разнузданность преступности, за неумение и нежелание бороться с нею обречены платить простые люди, мы. От того, что школы станут «режимными объектами» безопасность наших детей не повысится ни на йоту. Для повышения безопасности нужно:
А. Общее оздоровление атмосферы, в которой мы существуем, начиная с «зачистки» информационного и культурного сегментов. Без этого никакие меры должного эффекта не дадут.
Б. Жесткая борьба непосредственно с преступностью. Такая, например, какая имела место в США при одолении «великой депрессии». Не детей надо сажать под замок и за решётку, а преступников. Не потенциальных жертв надо изолировать, а потенциальных преступников. Давеча В. Путин, встречаясь с президентом Таджикистана, заявил, что нам не хватает мигрантов. Навряд ли Владимиру Владимировичу неведомо, какой процент преступлений совершается в РФ мигрантами. В лице мигрантов мы имеем потенциально опасный контингент, нахождение которого на территории нашей страны ведёт к росту преступности и, следовательно, росту агрессии. Отсюда вывод: нахождение такого контингента на нашей территории для нас нежелательно и надлежит принять все меры, чтобы он оставался за пределами наших границ. И это должно быть общее правило. Угрозу нужно предотвращать до того, как она обращается в действие. Что ещё создаёт угрозу? К примеру, наркоторговля. Значит, всех причастных – «закрывать». Главных выгодоприобретателей – расстреливать. Самих наркоманов – принудительно лечить. Не по личному хотению, а именно принудительно. Никакой маньяк не должен иметь даже микроскопического шанса оказаться «на свободе с чистой совестью», как новый приятель Ксюши Собчак. Никакой террорист – также. Хороший террорист – мертвый террорист, это аксиома. Вот, с этого, с «санитарии леса» начинается безопасность, а не с того, чтобы посадить детей за колючую проволоку и запугивать их всевозможными ужасами, уродуя их психику, отравляя их детство.

https://www.chitalnya.ru/work/3088005/

Другие статьи автора

Уничтоженные как класс. Памяти раскулаченных крестьян. Ел.Семёнова

Семь лет. О не-людях и не-войне. Ел.Семёнова (частное мнение)

Под девизом “зато!” Елена Семёнова (частное мнение)

О цене Слова и дисциплине. Елена Семёнова

Что же делать? Ч 3. Или 12 шагов к возрождению

Тактика активного "партизанства". Елена Семёнова

Игра "найди белогвардейца!"

Подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки, комментируйте... и вам воздастся!

Если вы нашли в наших материалах нечто для себя интересное или важное для общества, не держите это в себе, а делитесь с посетителями соцсетей и любых порталов, где вы представлены.

Больше интересных статей здесь: Окна.

Источник статьи: Забесовление общества: что делать. Елена Семёнова.


Закрыть ☒