Совместные покатушки

4 июня 2019

Вечером была отличная погода, и я, придя после работы, решила покататься на роликах. Предложила детям пойти со мной покататься на набережную. Вера и Даша сразу же согласились ехать со мной, а Боря сказал, что лучше останется дома. Вера решила поехать на самокате, а Даша на Верином велосипеде.

Мы вышли на улицу, Даша села на велосипед, но педали его не крутились, я попыталась разобраться, в чем дело, но так и не поняла, в чем поломка. Мы были озадачены — на чем же тогда ехать Даше? Даша предложила поехать на Борином беговеле. Я согласилась. Девчонки спросили у Бори разрешения, он разрешил им взять свой беговел. И уже через 3 минуты мы поехали.

Мы доехали до набережной, но Даше было явно неудобно ехать, так как беговел был мал. Перед светофором она подбежала к Вере, сказав: «Можно теперь я на самокате?», и буквально выхватила у Веры самокат. Вера, ничего не сказав, села на беговел, попыталась проехать пару метров и, бросив его, сказала: «Я не хочу на беговеле, мне неудобно на нем». Мы встали перед светофором, озадаченные, как же нам теперь быть, никто не хотел ехать на беговеле, никто не хотел идти пешком, а самокат был только один.

Я предложила им: «Давайте занесем беговел домой, а вы вдвоем попробуете катиться на самокате». Но в ответ я с двух сторон увидела лишь насупленные взгляды. «Понятно», — подумала я, а вслух произнесла: «Вам необходимо договориться между собой, иначе мы не сможем пойти кататься». Ответа не последовало.

Я повторила: «Давайте занесем беговел домой, мы не можем его здесь оставить, он нам будет мешать». На что Вера ответила: «Я не хочу опять идти домой, я его здесь оставлю, или ты его занеси». Я чувствовала Верин протест и недовольство, понимала, что это новая для нее ситуация, поэтому спокойно сказала: «Боря вам одолжил беговел, вы несете за него ответственность. Если мы его оставим здесь, его могут украсть. Меня не устраивает это, потому что я платила за него деньги. Я не могу его занести, потому что я на роликах и могу упасть. Поэтому давайте все вместе сходим и занесем его».

Тут Вера взяла его в руки и стала переходить дорогу в сторону набережной, где мы хотели покататься. Но на той стороне, поняв, что тащить его неудобно и тяжело, снова бросила его. Снова мы встали в раздумьях, уже по другую сторону дороги. Снова я предложила занести его, и Вера вроде бы вначале пошла, но потом остановилась посреди дороги и повернула назад. Мне эта беготня надоела, я перешла дорогу вместе с Дашей, оставив Веру на той стороне.

Так как время перехода заканчивалось, то я крикнула ей, чтобы она осталась там ждать нас. Она стояла и смотрела на нас, мне, с одной стороны, было страшно, что она может кинуться переходить дорогу, а с другой стороны, я знала, что Вера очень осторожна и вряд ли решится на это.

Мы дождались зеленого света и снова с Дашей перешли к Вере. Теперь она перешла дорогу с нами. Но после перехода снова бросила беговел на землю. Чувствуя, что Вера «закрылась» и говорить с ней сейчас бесполезно, я попросила Дашу понести беговел, а самокат взяла сама. Так, молча, мы дошли до дома.

У меня в голове крутились мысли: «Как поступить, что сделать в этой ситуации? Что сказать, чтобы разрядить обстановку?» Но в голову ничего не приходило. Дойдя до дома, я дала девочкам ключи, они, надувшиеся, кое-как занесли беговел. Выйдя из подъезда, Вера тут же выхватила у меня самокат из рук и покатилась вперед. Запретить ей это я не могла, ведь самокат был ее. А говорить, что Даша — гостья и ей надо уступать — мне не хотелось. Во-первых, в таком состоянии Вера бы только еще сильнее закрылась. Во-вторых, мне хотелось, чтобы этот конфликт они разрешили сами без моего вмешательства, потому что если вмешаюсь я и встану на чью-нибудь сторону, то на меня тоже обидятся и втянут в свой конфликт.

Поэтому я молчала и ждала естественного разрешения ситуации. Вера катилась впереди нас с Дашей. Так мы доехали до набережной, где Вера сразу же ускорилась и уехала далеко от нас. А я ехала рядом с Дашей и решила заговорить с ней. Я начала рассказывать про реку, про сад, про усадьбу Вяземских, про город Санкт-Петербург. Постепенно она оживилась, заинтересовалась моими рассказами. Потом спросила: «А почему Вера уехала так далеко?» Я ответила: «Наверное, обиделась». Даша возразила: «Но это же я должна была обидеться!» Я улыбнулась и ответила: «Ну, Вера тоже нашла на что обидеться. Наверное, все потому, что не умеем договариваться».

Мы шли с Дашей дальше, а Вера ехала далеко впереди, и я начала переживать, что она так далеко от нас. Но вскоре я увидела, что она развернулась и едет к нам. Когда она доехала, я увидела, что выражение лица у нее с обиженного сменилось на спокойное. Тогда я сказала: «Я уж начала переживать, куда ты так далеко уехала». А Вера ответила: «Я там дальше дороги не знаю, поэтому побоялась дальше ехать». Тут Даша попросила у Веры самокат, Вера спокойно его отдала и, радостно подбежав ко мне, взяла меня за руку. Мы шли с ней, я ей рассказывала, что там, куда она уехала, будет мост, и как, перейдя по нему, можно вернуться назад домой.

Так мы и шли, потом они с Дашей спустились к воде по лестнице, что-то искали вместе, кидали камушки в воду. Солнце садилось, отражаясь в воде, дул теплый ветерок. Я чувствовала спокойствие в душе. «Вот так оно все и разрешилось само собой, — подумала я. — Девчонки сами пережили эту бурю обид и протеста и сами выбрались из нее, я лишь была рядом».

Еще по теме здесь: Быт.

Источник: Совместные покатушки.



Закрыть ☒